Гарик. Грузчик на складе.

Гарик.1Друзья меня зовут Гарик, и дома меня зовут Гарик. В школе я пару раз обыграл учителя алгебры по шахматам, он академик. Он специально сделал так, чтоб я выиграл. Так и пошло с 88-го – Гарик. Вообще сейчас не знаю, что такое пешка, ферзь.

Работаю на складе грузчиком с 9 до 6 в будние дни, в субботу до двух. Летом в субботу до трех бывает. Обед с 12 до часу. Бывает работаем больше, когда товар приходит, но эта работа оплачивается. Компания торгует забором и всем, что можно поставить с забором – саморезами. Ты к нам приходишь: «Надо забор!». Менеджер считает: «Вот столько и столько надо». Это оплачивается и здесь получает. Обычно вот эти карты (на профессиональном языке лист профнастила, железа определенного размера) 2000 – 1150 мм они по 8 кг, если больше – 10-15, то загружаем с помощью погрузчика.

Смотрим, как приходит клиент, смотрим по заявке, сколько надо загружать вручную и сколько погрузчиком. Когда клиента нет, заняты другим: саморез считать, у нас есть покрасочные камеры, лаги берут, режут, серую грунтовку красят и чистят от ржавчины, зимой снег чистить все равно. Больше всего клиентов летом, тогда как в накладной написано в порядке живой очереди. Мы говорим: «Ваша очередь – заходить». Бывает, водители говорят: «Давайте, быстрее грузите». Вы нанимаете машину, отправляете доверенность, приходишь получать. Я говорю: «Извините меня, человек оплатил. Если я буду грузить, как попало, он не примет. Я буду отвечать. Лучше не торопиться – это оплачено. У водителя же – время-деньги.

Другие говорят: грузи, нам по барабану, нам все равно на даче на полгода надо забор, сетку поставить, огородить от посторонних.

Работа не так уж тяжелая, если клиенты есть – погрузим, если нет – нету.

Образование среднее. Высшее военное училище МВД я бросил с высшим баллом. Потом сильно пожалел об этом. Поступил тогда на первый курс. Смотрю: там гоняют, военные, дембеля. На фиг, думаю, не буду здесь. Потом уехал и был в армии – оказалось там в 10 раз хуже.

Работал прежде поваром. Люблю готовить, и два одноклассника открывали ресторан. Пришлось помочь – помощником повара был. Там была своя узбекская кухня. Плов какой готовили!

Минимум 17 профессий было: и маляр-штукатур, обои клеил, кинули армяне, затем снова был у армян – продавал шаурму-шашлык. Платили-платили, недоплатили. Работал обдельщиком, строгальщиком, грузчиком.

С 1993 по 2002 у себя (Узбекистан) и два года в Москве. После того как поработал поваром, был в армии. Мне было 17 лет. В 1996 снова работал поваром, пекарем: самсу делал, манты, все что можно было покушать, я делал. Для того времени нормально зарабатывал, но когда женился – уже не то. Так же в Узбекистане работал лаборантом на хлопковом заводе, отправка-экспорт. Хорошо платили, но потом начали недоплачивать. Два месяца работаешь, на третий месяц зарплата приходит. Все, кто со мной работал, теперь уже в Москве. Начальники приходят, меняются, они же себе деньги берут в карман, а рабочие, как везде, сидят.

Здесь с мая 2008. Я не переехал, я здесь зарабатываю. Год – полтора года здесь, полгода дома. Дети есть, два пацана. Время летит. Там не работаю, сижу дома и отдыхаю. Там есть работа, но куда пойти, на завод? Чтоб снова недоплачивали. Пока документы делаешь – уже весна придет. Весной надо уже сюда. Просто хан-батрак будешь, спать дома. Дома с приятелями, в чайхану плов кушать, в футбол играешь, в боулинг.

Не сидеть же дома, друзья зовут: пошли в боулинг. Там рядом плов делают. Покушал, вышел, поиграл в боулинг, заказал вторую порцию.

Я ненавижу собачьи бои. Где-то за горами. Идти туда в дождь, зимой, грязь, смотреть как собаки лают друг на друга, нафиг не пойду и за 30-40 км.

Здесь остаться не хотел. В гостях хорошо, а дома лучше. Жена не знает русского языка. Сюда приехать – по ипотеке снять комнату, 50 лет оплачивать, там я три участка куплю за эти деньги. Лучше у себя дома.

Сколько зарабатываешь? Я не считал; как попадают деньги – сразу домой. Если в карман, деньги все потеряешь. Зайдешь в ресторан, что-нибудь попьешь, что-нибудь купишь. Домой отправишь – там касса, сбербанк.

В Москве работал в Парке Горького, шаурму-шашлык продавал. Потом на октябрьских полях пиво клинское продавал. Хорошие были времена. Штук 15-20 бочек продавал в день. Из Москвы в 2002 я уехал домой. Женился. В 2008 сюда приехал в Питер. Хотелось посмотреть – на Москву посмотрели, хотелось посмотреть на Северную столицу. Здесь люди лучше, чем в Москве.

В Москве идешь по улице. Спроси улицу, скажут – если надо найди, нахуй. Это самое ласковое, что скажут. Здесь подсказывают, показывают.

Здесь лучше работа. Если народ нормальный – то можно работать, если ненормальный – вообще невозможно.

Сталкивался со скинхедом. Он напал – получил. Потом меня в круг взяли. Я и не знал – оказывается их тринадцать человек. Я их уложил – они уложили меня.

Лысый. Подходит 30 декабря – я пиво покупал. Толкнул меня – рукой в бок. Смотрю – он говорит: Что ты меня толкаешь? Врезал. Второму врезал. Я смотрю – уже в кружочке стою. Меня гоняли как футбольный мяч. Хорошо там грузин, азербайджанцы были – вытащили меня. – Были ножи? Они показали, но не успели воспользоваться – грузин, азербайджанцы потом быстро вытащили. Иначе, я вряд ли бы сейчас рассказывал.

С 2008 работал везде, где попало. На хлеб зарабатывал, даже в Кингесеппе кирпичи таскал.

Часто кидали? Каждый раз, начальство постоянно. В шаурме не доплачивали деньги; там проценты были. Сколько наторгуешь – 10% твои. Давали только 2-3 раза или вообще не давали. Говорили – завтра дам и всё, ищи его. Мы приходили – а он уже работает в другом месте. Армяне. Я встречал только тех, которые кидают.

Первое, что нужно при трудовой миграции – это документы ФМС. Пока документы сдаешь, нужно с 3-4 часов утра, сутками стоять. Просто, чтобы зайти и пройти медкомиссию. Тоже самое – разрешение на работу. Надо недельки две-три. Прописка делается, регистрация на три месяца или на год. Страховой полис. Всего стоит от 15 до 30 тысяч. Не знаю, отчего это зависит. У них там своя мафия. Почему другие делают поддельные документы, не знаю. Как другие делают – мне по барабану. Идите в ФМС, там все делают – деньги покажешь – разговор решен. Больше денег придется заплатить. Если тысяч 20, то без очереди 22-23 тысяч. Если человек приезжает зарабатывать, то у него с собой 20 тысяч точно не будет. Максимум 3 тысячи. Максимум или вообще без денег. Кто встречает, провожает до дома и всё, прощай. Но там они в почте по визе могут сделать 3-х месячную регистрацию за 200 рублей. Надо еще страховку в аэропорту – 1300 рублей.

(По другим данным 16 тысяч – разрешение на работу на год; 3 200 страховка в аэропорту; регистрация 900 рублей или 1200, 2 300 страховой полис. Всего выходит 25 тысяч. )

Эмиграционная служба спрашивает русский язык. Там хочешь – не хочешь переводчиком станешь. Человек не знает – человек сразу возвращается. За что, спрашиваю? Вообще ни хера не знает. Парни, говорит извините, вам надо домой. Спрашивают: как тебя зовут? Он – Да. Мужчина или женщина? – Да. Будильник, кукушка. Спрашиваю: понимаешь? -Да. Понятно, что тут переводчик не обязательно. Билет надо обратно.

Бывает от клиентов раздражение, которые не понимают. Вот приходит, говорит: сетка такая. Почему такая? Я говорю: это не наше производство. Но почему такая? Почему не короткая? Почему зеленого цвета? Мозг выносит. Так выносит, аж съесть его хочется. Это не ко мне вопрос.

Почему столы только квадратные? Нет круглых. Закажите круглый, мы сделаем. А сколько ждать? Недельку максимум. Почему неделю? Как будто у прокурора сижу.

Радость от работы испытываю, когда зарплату получаю, когда плова кушаю, когда солнышко светит.

Гарик.3У меня документы в порядке, поэтому нет проблем с полицией (в отличие от ОМОНа). Попадешь на ОМОН, они точно скажут – у меня дети. В метро зайдешь, там ОМОНовцы стоят, документы смотрят, сразу их в карман и дай денег. Требуют от пятиста. Бывали случаи и денег не было, будешь сидеть, или телефон отберут. Поэтому мы такие трансформеры носим с собой. (Показывает дешевый телефон; весьма потертый, у которого нижняя часть обклеена скотчем). Они на него даже не посмотрят.

Три года были проблемы. Полицейские около магазина, видят – идет приезжий, гастарбайтер, «черный» – сидят караулят. Дождутся, пока выйду. Заберут. Отвезут в отделение. Очистят и отпустят. Сейчас не обращают внимание.

О помощи в диаспоре и речи быть не может. Диаспора просто есть. Слышал на “Ваське”. Парни там побыли – говорят, херня творится. Что-то спрашиваешь, что-то, что-то надо. Они говорят: не к нам надо идти. Куда тогда идти? В посольство? Тоже самое. У таджиков диаспора помогает, у нас нет. Чем в нашу диаспору идти спросить что-либо, лучше пойти в полицию. Более-менее помогут. Знакомые теряли паспорт, шли в диаспору, они говорят – через месяц приди, тогда что-нибудь сделаем. Приходишь в любое отделение полиции – скажи “потерял паспорт”, 500 рублей в банк оплатишь, они на две недели бумагу сделают.

Парни пришли – говорят: «Человек умер на стройке». Говорят: «Надо отправить». Они: «Делайте как хотите документы, это не к нам. Собирайте деньги». Его сестра: двоюродная – работает в прокуратуре. Когда она пришла, они сразу нашли деньги. У них нормальные хоромы. Вот с такими пузами парни. На джипах катаются. Диаспора только для прикрытия.

В поселках Юки работал грузчиком, там были еще каменщики, мы кирпичи подносили. Большой объект был. Были молдаване, русские, украинцы, армяне. Каменщики получали 800 рублей в день, грузчикам платили 300. Молдаване, русские были в основном монолитчиками и каменщиками, это мы были грузчиками. Нас трое было. Через месяц поменялся прораб и он начал мутить. Деньги еще не получил за объект. Они только грузчикам не платили.

Не пробовали как-то сорганизоваться? Начнется поножовщина, потом позовешь кого-нибудь, человек 10, некоторые вообще не поймут, что за проблема, начнут лаять, убьют кого-то. А кто виноват? Кто позвал? – Мы. У молдаван был другой участок, там тоже грузчикам не платили, 10-15 таджиков, у них была поножовщина. Потом вообще этот бригадир исчез. Или сбежал или… Короче вся эта бригада грузчиков исчезли… Или ушли куда-то… Или без понятия.

Мы живем в Ферганской долине, по шариату там живут все; так как по Корану. Женщины одеты как ниндзя почти-что. Дома в платочке.

Алкоголь продают не всем. Если дети подходят. Спрашивают: «Кому?» «Папе.» «Пусть папа сам приходит.» Отец придет, его там отпиздят словами. «Что ты сына к водке приучаешь? Один раз водку принесет тебе, другой раз скажет папе и возьмет сам».

Один раз мой сосед отправил своего сына за сигаретами. Отца вызвал участковый. Ты куришь – сам иди. У нас таких кафе, баров нет. Взял водочку домой, плов – и еще надо скрывать. Если отец увидит, что пью – неловко, не уважение.

Все ходят в мечеть. В пятницу покрывает все улицу – все идут в мечеть. Иногда самому стыдно, в прошлом году нога болела – не смог пойти. Парням по пять, шесть лет – в тюбетейках идут в мечеть.

Здесь в прошлом году ходил на Курбан-Байрам. Три часа стоял, чуть не сдох от холода. Мулла в 8 часа утра должен читать, в 10 часов начал. Дождь, снег, а мы в одних туфлях. Стоим как монументы все. На фиг не пойду в следующий раз. Мулла там в тепле, то, что на улице, это другое.

Гарик.2Если бы не было нужды работать, чем бы занимался?

Нужда всегда будет, а то с голоду умрешь. Футбол бы гонял, смотрел. Сейчас с такими ногами в футбол не поиграешь. Хоть поболеть можно на трибуне, покричать.

У нас жаркий климат, плов надо кушать, Здесь сыро. Здесь два раза нужно плов кушать. Жрать с утра до вечера нужно здесь. Здесь рис плохого качества, как пластмасса.

Каким видишь свое будущее через 10 лет?

Через десять лет буду сидеть дома, как обычно в чайхане, ходить в мечеть. Буду живым и здоровым. Надо дожить до этого. Через полчаса не знаешь, что будет.

Комментарии и уведомления в настоящее время закрыты..

Комментарии закрыты.

Нирвана Алкоголь http://pesennik.org/Nirvana/Alcohol