Анатолий, электрик

ЭлектрикЭто кажется, что люди ничего не делают. Они, условно говоря, на страже. Это как клетки крови, которые все исправляют ошибки. Враги там вторгаются, они бегают, исправляют всё.

Анатолий, 50 лет, электрик.

Сперва я работал в техникуме, потом сколотчиком, потом на стройке, электриком, потом был монтажником экспозиции, потом опять электриком, потом оператором котельной, потом опять электриком, потом еще раз непонятно кем на стройке, потом маляром притворялся, год строил одно здание, и теперь опять электриком.
Дольше пяти лет нигде не работал. Надоедает, ты пять лет походишь-походишь вокруг одних и тех же домов, и что дальше делать? Так дальше ходить что ли? Ты уже все знаешь: все заковырки, проводки выучил чуть ли не во всех домах. Что там делать еще? Даже если электриком перейдешь на другое место, там все по-другому расположено, то-сё найти надо, пока освоишь, глядишь – прошло время, потом снова.
 
Потом деньги, там, правда, меняются. Последний раз все прекрасно было, при Андропове уже почувствовалось, что сжимается кольцо.  Тогда работал аварийным электриком. Ты работаешь по совместительству и получаешь 60 рублей на руку и тут –   раз, приходит момент, тебе срезают – 45 руб.  Халтуру зарабатывал, чувствуешь меньше халтуры стало, а сама зарплата фигня – что там 120 рублей или что-то такое и в сумме набегало 200 с чем-то. Теперь перестало набегать. Я сразу раз пошел в ПТУ, закончил его и на этот раз был оператором котельной. И потом настолько устал, что даже ошибаться начал из-за этого. Пошел оператором – там веселее, там все по-новому.
На последней работе там получилось так: наша организация, в которой работаю, купила новый участок. Юридически он отдельно. Я туда попросился. Получилось, что я как бы уволился, но на самом деле остался в той же конторе – увольняли и принимали за одним тем же столом.
 
Это склады в аренду, техническая поддержку делает наша организация: электричество, вода, чтобы крыши не текли, замки чинить, двери приваривать.  Арендаторы имеют своих рабочих, свои заморочки. Если гаснет  свет, то это я прихожу. Экономисты собирают арендную плату, с арендаторов, меня это не касается. Арендаторы свои фокусы осуществляют.  Например,  мне нужна розетка в том-то углу – хорошо покупай то, и то и тебе проложат, заплати деньги. Одни уезжают, другие приезжают. Там столько складируют, что не успеваешь запоминать.
 
Сижу спокойно. Электроустановка такие свойства имеет, когда её только сделали, наковыряли, что-нибудь вываливается, отваливается, отгорают концы. Контакт плохой, идет ток 150 ампер, это как сварка, она все пережигает: болт пережгло, и он отвалился. Смотришь, куда фаза девалась, начинаешь искать, ох, еперный бабай, она вообще отгорела. Потом когда наладили, все стало работать,  бегаешь, затыкаешь по мелочи, лампочки, светильники выходят из строя, время пришло. Теперь клеммники горят по-тихоньку. Снимешь, сделаешь, опять повесишь.
 
Меня посылали рядом, строили склад: «Караул. Стройка не идет, сварка не работает». Приходишь с напарником. Пришли, он бегает там что-то, а я взял померил напряжение. Опа – 170 Вольт.  Конечно, ничто не будет работать. Мерили-мерили, пришли к щитовой, а там 205 Вольт, за 400 метров ничего работать не будет, взяли перекинули рубильник, на входе из трансформаторной подстанции (ТП), рядом еще один ввод не задействован, решили переключить, а ручки нет, я взял доску и доской вырубил рубильник, забил его опять. Все стало 220, все заработало. Потом еще несколько раз вызывали.  Когда склад сделали, начало светильники выбивать. Поставили другие автоматы. У некоторых короткое замыкание, у других новички что-то накуролесили, может светильники дерьмовые.
Главная проблема это люди. Они дома лампочку вкручивали, и считают, что здесь понимают.
 

Был случай – сушили пол. Прораб соединил удлинители – у него работало. На следующий день передвинул телегу, а она у него не работает и приезжает,  кричит: «Караул, не работает!». Приходишь, смотришь, раз, и она трехфазная. Стал проверять: он вставил удлинитель, у которого один конец не задействован. Трехфазная фигня, если равномерная нагрузка, она будет и без земли работать. Проводок вставили, и все заработало.
 
Другие смешные молодые люди. Прихожу, предохранитель выбило, компрессор не работает с отбойным молотком, вставил 100 ампер, только отошел 20 метров, за мной снова бегут, опять не работает. В чем дело? Смотрю, идет парень, удлинитель лежит. Он мне говорит: «я втыкаю удлинитель, а вибратор не работает для уплотнения бетона».  – «Сколько раз втыкал?». «Два раза втыкал». – «Выбрось удлинитель». Он: «Не могу, надо бетон». – «Плевать мне на бетон». Он: – «Поставьте больше предохранителей». – «Может тебе с кулак толщиной провод поставить и хочешь, чтобы все сгорело». Гнида редкостная. Как пришел прораб, он сразу стучать начал: «А этот сказал, что плевать на бетон». Я понимаю, кому я подчиняюсь. «Я и тебе скажу, что мне плевать на твой бетон. Если рабочие такие дураки». Потом на стройке взяли своего электрика.
 
Ты приходишь, можешь целый день вообще ничего не делать, а можешь бегать, как не знаю кто. Раз. Температура воздуха упала, навтыкали всяких обогревателей.  Поэтому ходишь по всем местам, где это сосредоточено и ведешь себя как следопыт – нюхаешь и слушаешь. Все думают, что зрение. Нет, и заходишь, запах, пахнет чем-то, ищешь, рубильник горит. Один раз – запах есть, какой есть непонятно.  Оказалось из кабеля масло сочится и на контакт раскаленный, не изоляцией пахнет, а раскаленным маслом. Нашли, заменили.
 
Такая работа: ходишь, чувствуешь. Раз чувствуешь, что запахло что-то. Бегали, искали-искали, ящик открыли, ага, есть контакт, горит, и все.
 
Мы работает втроем, я числюсь энергетиком, ходишь, чувствуешь, смотришь, у меня есть просто ключи от всего этого, они в ТП чаще бывают. Трансформаторная станция самое серьезное место. Там да, стремачи, в самом деле. Там сила неимоверная, если взорвется – двери вышибает прямо с коробкой.
 
В прошлой раз я открываю:  она вся в дыму, смотрю, из высоковольтного трансформатора масло выплескивается, уже раскаленное, сейчас загорится, я сразу полконторы хрясь за ручку, дзинь и отключил. – нагрузка спала, масло греться перестало. Из-за нагрузки, много тока потребляет. Трансформатор должен держать, но старый и не держит, один держит, а второй нет. И вот если разобраться, одним движением я оправдал всю работу, блин, может за пять или за восемь лет. Потому что если бы это все взорвалось, блин, они бы незнаемо, когда бы сделали. Год бы не работало все, убытки бы еще заплатили,  а я одним движением руки все спас, все заработало опять,  все продолжает работать.
 
Иначе, все перекрыло бы, вся трансформаторная подстанция погибла бы, за одно бы отключились бы соседние предприятия, кабель к которому идет от нас, установить снова высоковольтный кабель, установить снова трансформаторную подстанцию, установить новые трансформаторы. Представляешь сколько работы? А в это время вся контора будет стоять, понимаешь. А если зима, то, блин, все отопление сразу к чертовой матери летит, если они успеют воду стравить, тогда может устоит, и весь товар к чертовой матери летит, все замерзает.
 
Не знаю, что было бы на нас. С меня что возьмешь? На организацию было бы, подали бы. Бывали такие случаи. Мне рассказывали. Бетонный завод, там пришел новый директор, какой-то умник, смотрит: электрик сидит газету читает, ходил-ходил. Потом, раз, своего знакомому:  «Хочешь,  клеевая работа есть. Электриком, ну все будешь сидеть газету читать – он все время газету читает». Того выжили, а этот сел газету читать. Через три месяца взорвалось нафиг, и весь завод встал с концами. Прежний электрик читал газету после того, как все сделал, понимаешь. (Смеется)
 
Это кажется, что люди ничего не делают. Они, условно говоря, на страже. Это как клетки крови, которые все исправляют ошибки. Враги там вторгаются, они бегают, исправляют все.
 
Начальников этих много. Просто, что он может мне сказать, он же не знает, что там делается, он просто не понимает этого. Я могу ему рассказывать хоть все, что угодно. Он будет подозревать, что я ему лапшу гоню. Ну и что? А если надо, меня периодически спрашивают: «Что ты делаешь?». Я глаза поднимаю кверху. Говорю: «Свет-то работает, вот если бы не работал, понятно, что я ничего не делаю. А так-то видите, раз свет есть, значит, я что-то делаю».
Иногда они кричат: «Вот, надо что-то делать»! Типа, что б я что-то еще делал. Ну, давайте сейчас рубильник дерну, побегаем минут сорок, ну, и все нормально, потом включим,  и все будут знать, что мы работаем.
 
А как-то   раз, в самом деле, свет погас, я сразу к ним зашел в офис, и говорю: « Ну, кто хотел, чтоб я тут поработал?» Они кричат: «Иди быстрей делай, телефоны все разрываются, блин, куда свет пропал, товары отпускать». – «Ну, что лучше, когда я сижу с газетой в руках, чем когда я работаю».
 
Двое чаще заходят в трансформаторную часть, я тоже захожу, но не так часто. Электричество все опасно, лампочку станешь менять, она может в руках взорваться, руку протянешь к светильнику, а фаза на корпус попала, ты за нее взялся, она, как долбанет, если нет ограждения, и не пристегнут, запросто улетишь с высоты. Все смеялись, когда я к всяким поддонам колотил перила, мне насрать, я жить хочу, а вы как хотите, можете хоть на одной ноге стоять, делайте, что хотите. Моя жизнь – мое здоровье, это мое. А ваше – это не знаю.
 
Правда народ там, конечно, с ума сходит периодически.  Один деятель заявлял: «Да, Толя, ты деньги не по работе получаешь. Что тут делать? Тут делать нечего. Фигня». Я запомнил, хорошо, думаю, фигня. Потом что-то надо, раз,  в щит подключить: «Давай залезай. Это ж фигня. Я говорю, честно признаюсь, – это фигня».  – «Что там? Нет, не полезу». – «А что ты не полезешь?» – «Это же фигня. Я вот буквально на твоих глазах раз-два и все включу».
 
И там самое главное посылать всех на фиг. Считаешь так, и все. Залез в люк. В люк там один залез с насосом. Погружной насос. Типа: включай. Я говорю: «я не включу. Вылезай отсюда». А он такой толстый, ему лень вылезать: «А-а-а.» – «Вылезай». – «Нет, не вылезаю». – «Хорошо, тогда я ухожу, я вам запрещаю включать, вот  при всех свидетелей, запрещаю включать, пока там человек. Вы можете включить, ради бога, но я вам запретил». Он вылез, включили. А почему? Я помню, еще в советское время, нас собрали, всем читали и заставили снова расписаться. Три человека залезли в подвал, там вода, запустили погружной насос, нажали кнопку и все  трое на смерть. А мне это зачем?  Хоть он и дурак, но пусть лучше будет живым дураком, чем мертвым. Что ж я буду на тот свет своими руками отправлять?
 
Что можно было бы изменить на работе? Можно добиться экономии, на самом деле, электрической, никто на это не пойдет. Там бывает, когда летом свет в окна падает, а светильники работают, если их выключить,  никто и не заметит даже. Потому что солнечный свет, у него очень сильное освещение. С другой стороны, зимой не хватает. Или сделали уличное освещение: эти умники, повесили лампочки, они в 500 Ватт светят, и до земли едва – едва что-то доходит с 15 метровой высоты, а рядом висят светильники, они потребляют в два раза меньше, а светят так, что хватает даже на соседние организации, всего два заменить, поставить 8 светильников и еще один с другой стороны, и все прекрасно. Как поставили светильники, мы три года вообще не лазили на крышу, потом когда стали уходить взяли все сразу поменяли, и опять не лазили,  а эти почти раз в три недели – какой-нибудь из них вылетает. Лампочка должна работать 1000 часов непрерывного горения, в итоге это один месяц.  Закрутил лампочку, вот она один месяц поработает, а дальше она может больше простоять, а может перегореть, а, по идее, должна 1000 часов. И вот эта штука, она, правда, ночью горит, но по 12 – 14 часов зимой получается. Раз, и все, и досвидос. Это технические штуки. Просто их поменять надо, а поменять это деньги. И сразу крик поднимается: «Караул, грабят». Ну, кто тебя грабит, дурак сраный. Поставишь, у тебя энергии меньше уйдет, и работать меньше надо.
 
Хорошо бы оплату привязать к экономии электроэнергии. Человек экономит электроэнергию, и знает, что ему за это плюсик будет. А сейчас вообще трындец. Перебрал – штраф, недобрал тоже штраф ( с организации). Они хотят получать определенную сумму, плюс, минус. Это Энергосбыт. Причем еще бывают штрафы, есть счетчики, восемь показаний снимают, еще есть такие часы, когда максимальный разбор электроэнергии, там показывают (этот самый) максимум, сколько ты выбрал в это время, если ты этот максимум превысил, а общее количество электроэнергии у тебя нормальное – штраф. Все равно штраф – за превышение в числе максимума.  Так, что будь здоров – все закручено.
 
Сколько длина рабочего дня? 8 часов. Без обеда, обед полчаса.
 
Какую зарплату считаешь для себя приемлемой? Как она менялась? Когда пошел монтажником-экспозиции, 360-400 руб. даже было, когда люстры делал, 550 руб. за пол месяца (при советской власти, хорошие деньги были за полмесяца). Но отношение такое примерно как сейчас. В бригаде. «А-а-а пойдите на завод поработайте». Пошел ты сам на завод.  Вернулся в жилконтору на 120 рублей. В три раза меньше. Стало нормально денег хватать, а получал 360, не хватало. Выходишь и хочешь себе что-то такое купить, что бы ответить  «за что ты себе это получил?» – в этом дерьме работать, ехать через полгорода. А тут пять минут до работы пешком, а когда телефон поставили, то вообще не вставал (будучи электриком).
 
Сейчас до оператора котельной кое-как добрался, если на сто разделить. В принципе одно время четко укладывалось: Советскую зарплату делить на 100. 270, 300 получал оператор котельной. Это получается, если на сто умножить 30 тысяч, 27 тысяч. Ну, конечно, сейчас, естественно, это уже не катит, потому, что многие вещи стали дороже, чем в советское время. Ну а так, колбаса, например, там, условно говоря, 220 рублей стоит, 230 рублей делишь на сто и получаешь 2,20 или 2,40. Ну, как в советское время, только зарплаты все делишь – человек получает 8 тысяч, делишь на сто – 80 руб. получаешь. Вообще как уборщица, а работаешь не знаю где. Сейчас некоторые вещи вообще вышли за пределы. Получается, скажем: проезд в транспорте 25 руб., делишь на сто, получаешь 25 копеек, в советское время пятачок, в пять раз.  Они хотели сначала сделать как раньше. Почему копейки появились? Они копейки начали штамповать, а потом глянули, если дать им на зарплату, как она написана, привести к такому виду, как в советское время, все увидят, что по 60 по 50 рублей получают, они взяли: оставили тыщи, разделить на 1000, а не на десять тысяч, получилось, что человек получает тыщу, а еще какие-то копейки есть – это вообще сумасшедший дом. Получается 1000, 100 – 1, а рубль еще на сто рублей разделить, вообще не понятно, ни одного товара такого не было, чтоб копейку стоил, естественно, они все эти копейки нафиг пошлют, вот так они перепугались.
 
А так финскую зарплату – все согласны – 15 евро в час. 15 евро на 8 часов – 120 евро в день. Умножаешь на 40,  получаешь 4800 евро. Правильно?  И потом назад.  И около 100 000, финский рабочий, например, потом платишь еще налог, 18% что ли, получается около 80 тысяч, а сверхурочные 23% платишь налога. Я сейчас где-то 27 тысяч получаю. Сейчас прибавят. Ну, это фигня – представишь 27 тысяч и 80 тысяч, столько получают на стройке в Финляндии, обычный рабочий, без закидонов. Вот что надо в листовках печатать, финский рабочий получает столько-то, финская уборщица получает столько-то, платят нам то-то. На стройке наши получают тоже 30, но тоже обманывают, и узбеков до фига.
Из них рабочие никакие, то что они наделают, будешь потом переделывать, будут дыры обнаруживаться, всякое дерьмо, спаси и сохрани. Они деньги делают. Будут на одно место на крышу насыпать, насыпать. Но всем нравятся, что они дешевые и главное очень любят смотреть снизу вверх: «о-о-о великий хозяин». Тают, с бабами вообще трындец, черт знает, что происходит. Одна знакомая своего сына выродком назвала: сын стал требовать, чтоб пол-то ровный был и стенка, чтоб не качалась. – «Ка-а-ак ты м-о-о-о-жешь?» – Что можешь, ты же здесь жить будешь. Они уйдут, им наплевать на тебя.  Лесть такая восточная: «О-о-о хозяйка, да, все для вас, да, будет лучше, все для вас».
 
Где сталкивались с иностранными рабочими? На работе, строили склады. Чисто уголовные все манеры, разделения внутри. Пришел, где они спят, в недостроенном здании, с одной стороны, двухъярусные нары стоят, с другой стороны, кроватки стоят, в дальнем углу лежит самый главный бабай, который руководит ими всеми, ну бывший строитель советских времен, под кроватью стоит обогреватель, а в другом углу самый молодой, самый здоровый, который всем по башке дает, у него тоже обогреватель под кроватью, остальные все так спят.  Мешок висит удары отрабатывать. Зашли узбеки, дубасят мешок, надо написать русский. Готовятся.
 
Чем сложнее работа, тем больше наших. Сварщики и такие. Хорошую сварную работу чтобы выполнять, нужно удостоверение, номер удостоверения записан – что сварочные работы производил такой-то такой-то и  номер удостоверения такой-то, что если что-то случилось.
 
Работа заставляет жить. Тот, кто ничего не делают, те сразу умирают. Человека держит напряжение, которое заставляет мыслить, если мозг не напрягается, значит ничего не надо. Если есть задача перед организмом, то он её решает.
Иначе приходится книжки читать, сканворды разгадывать, разговоры шибко умные вести.
 
Иногда кажется, что слишком много лишних людей набрано. Просто, наверное, такая установка, пусть лучше чтоб люди на работу ходят за 27, чем они будут сидеть на бирже труда без денег, скрытая форма социального пособия. Тебе не платят настоящую зарплату, а ты сидишь и что-то делаешь вроде как. Чтоб не бегали по улице, как финн сказал, все это для того, чтобы нате вам пособия, нате вам социальное жилье, нате вам зарплату, только с красными флагами не бегайте. Пока эти не побегут с красными флагами, так не дождутся финской зарплаты, как побегут, так все получат. Но им же рассказали, что это плохо. Это совки с красными флагами бегают. Давайте-давайте.
 
Что вызывает удовольствие, гордость на работе? Да как что, много. Пока решишь задачу, знаешь, из-за чего не работает, все – отлично. Там все время загадки. Это в принципе все пишут, что наука творческая, да любая работа творческая. Приходишь и нету света, а почему и черт его знает и начинаешь искать и непонятно, найдешь – здорово.
 
Промышленный труд нельзя называть механическим. Эти люди никогда не работали. Я вот работал на конвейере. Там заснуть не можешь. Ты все дорогу секёшь, просто такое напряжение, смотришь за всем, все меняется на глазах, а ты должен на ходу перестраиваться, то детали целые, то плохие, то еще что-то, то еще, а ты все равно должен выдавать результат как спортсмен. Вот ему надо прыгать, условно говоря, не добежал 15 см, ему все равно прыгнуть надо на два метра, так и тут.
 
Год там работал.
 
Люди такие фокусы показывают, физической сноровки, что вообще в жизни  никогда бы не подумал, что люди такие фокусы делают. Вот, например, как ты гвозди забиваешь? Берешь гвоздь, забиваешь, а этот человек берет полную руку гвоздей и начинает их выкатывать вот так (показывает как), не теряет время на то, что взять гвозди, у него в руке штук двадцать, и он двадцать гвоздей забивает очень без остановки. Я сам 7 шурупов выкатывал из руки.
 
Самое главное понять одну вещь, куда смотришь, туда и ударишь. Смотришь на палец, туда и ударишь, смотришь на гвоздь, ударишь по гвоздю. Я однажды левой рукой научился бить. Операция была такая, что деталь располагалась справа, и правой рукой никак было. Взял и научился левой забивать, потом все нормально, левой совершенно спокойно забивать, ставишь шаблон, деталь и левой рукой бах-бах и все нормально.
 
Там все время по-разному. Детали пошли деревянные. Дерево сухое, оно стало колоться и ты как сумасшедший, меняешь эти бракованные детали, а пошло дерево хорошее, да, посмотрел все нормально, забил свою деталь и все. Одни такие, потом такие. Все по-разному. Все так кажется, что все одинаковое. Ты не отвлечешься, должен смотреть точно – попал или не попал, крутит – не крутит, ты не знаешь, какое сопротивление, ты раз и хопа: чересчур сильно вбил, не то что-то. Это так же кажется.
 
Были трения с начальством или коллегами? Да, ну какие трения. Ну, поставили меня на операцию, я не успевал, запустил голову, к обеду поднял, за моей спиной куча ящиков, быстренько пожрали, встал и опять колотить, но потом ребята подошли, помогли мне. Потому, что дальше еще часть конвейера стоит.
 
Большую часть жизни работал один. Когда в жилищную систему пришел, там квартира сгорела, из-за одного провода – нулевого. Он из алюминия. Это самый большой враг всех этих домов, построенных в советское время, сейчас алюминиевый провод запретили в советских домах. Мои соратники, которые приехали, то ли хотели, что на этой конторе работал мужик, ну стали кооператоры, кооперативный дом: «Нашли?» Да, мы нашли. Они: «Пойдемте подпишем бумагу».  Я просто знаю, можно говорить что угодно, в чем причина возгорания, а писать ничего не надо. Потому, что слова – ну, вы неправильно поняли, я ошибся. Мало ли что там в голове. Ну да, пьяный был, что вы меня слушаете. Но вот пришел мастер, он все знает. Они пошли подписывать, говорят: « Ну идем».  – «Да сейчас я подойду», – сел на лифт и свалил. В итоге, мне ничего, а на них все бочки. Жилищный трест ремонтирует эту квартиру. Ну пускай подавали бы в суд, ну судились бы.
Я там только пришел, буквально месяц поработал, а провод давно горел. В принципе, я ж не могу во всех домах все подвалы проверить, все щиты, горы этих щитов, в каждой парадной – тьма. Особенно в этом доме – на каждом этаже по два, а еще в подвале один. А еще главный щит. 9 этажей. 1200 квартир на 70 рублей зарплаты. Если у меня получалось 9 тысяч или почти 10 тысяч квартир и должен получать 700 рублей, а мне платили всего 140 или 150. Условно говоря, зажимали,  те денежки как бы экономились, из-за этого хуже обслуживание было, но как бы все стояло, ну все. Они потом пытались зарплату получить, но я им сказал –  вам ничего не дадут.  Потом просто взяли б на контору по второму электрику, и все. Но и денег не прибавили. Лучше человека возьмут.
 
В советское время, во-первых, мне было наплевать что обо мне думает начальство. Я мог в любой момент, пожалуйста, не нравится, ну и до свиданья,  вышел в дверь и в другую зашел. Если другой двери не нашел, пришел в милицию – хочу работать, милиция меня устроит. Все. Не хочу быть тунеядцем, хочу работать, мне предлагают – пойди-ка. Пойду. Только не надо выдрючиваться.
 
Живешь спокойно, все забота была только о том, как себя развлечь. Вся забота была только о том, как себя развлечь. Все – больше ничего не волновало. Потом, всякие появились люди с деньгами, совсем по-другому. Что началось –  не с бухты барахты, а уже все тогда это было. И я просто это и видел, например, просто слушаешь людей. Сантехника позвали в соседний трест помочь, он говорит – прихожу за талонами, в обслуживание, звоню в дверь. Отвечают из-за двери – нам не нужен сантехник.
 
Я на заводе работаю, смотрю, а дверь железная. В то время. Стальная дверь с деревом зашита. И что же он  за этой дверью прятал?
 
В свободное время люблю в походы ходить и книги читать. Двадцать пять лет хожу. В 33 года пришел в клуб туризма, потом долго ходил, пока здоровье позволяло, и потом еще ходил, но с другими уже. В во Владимирскую область ездили, а потом на лодке 80 км с клубом переход.
 
Читаю в основном исторические и самые такие нынешнее, про нынешнюю жизнь. Некоторые книги  возьмешь, и сразу все поменяется. Фернан Бродель, историк французский. Выясняется, что все неравномерно капитализм размазал. У него есть экономический центр, чем ближе к центру, тем лучше живут люди, тем дальше, чем хуже. Крепостное право вызвано потребностью в хлебе в Западной Европе, условно говоря, царь Петр для дворян проковырял дырку, чтобы самому получать за хлеб деньги, крестьян превратил в рабочих на этих плантациях хлебных и все. А дальше они потом шли, и для себя хлеб выращивали.
 
Представляешь, рабочие классные, которые сами себя кормят, для самих себя все делают, еще и работают без зарплаты, почти без всяких обязательств со стороны работодателя. Здорово, блин.
 
Хотел бы  за границу съездить. Посмотреть, как на самом деле это выглядит. Ну, только это. Я уж не знаю, чего я не делал.
 
Достаток и свободное время равнозначные понятия. Я бы пошел учиться, с народом пообщаться, поговорить.
Люди бегают с места на место, как заводные зайцы бегают, пытаются выручить где-то чего-то. Другое дело,  что от борьбы уклоняются, старательно, но надеются, что кто-то другой за них сделает.  Они сами прячутся: раз, пошел Вася добиваться зарплаты, сейчас подождем. Ой, получилось, отлично, молодец, мы с тобой Вася. Ай, не получилось у Васи, ну, а мы хорошие. Мы ничего не требуем.
 
Они ж такие смешные люди. У них спрашиваешь, чего вы хотите? Хотим типа как в Европе, что б вот это, вот это было и  перечисляют: там пособия, зарплаты, какое-то жилье муниципальное. Так извиняюсь это социализм, это не капитализм. Капитализм их, он в Африке, когда жрать нечего, когда болезнь свирепствует, когда убивают всех, – вот это капитализм. А они просят капитализм, но и получили капитализм.
 
Некоторые вообще удивительно. Вышли на пенсию, сдает квартиру, машину купил, то и се. Что бы продолжать жить еще как то? Что куда-то поехать? Нет,  колея такая. Дом, дача, охота, тын-тын, тын. Ни шагу в сторону. Все так обкопано, что по этим колеям так и двигаются. Туда-сюда.

Комментарии и уведомления в настоящее время закрыты..

Комментарии закрыты.

Экскурсии, достопримечательности Алматы – малая заглянув сюда